Особенности современного французского секса

Что такое современный секс по-французски? Чем он отличается от секса по-американски, к примеру? Популярная французская секс-колумнистка Maïa Mazaurette побеседовала об этом с известной американской секс-колумнисткой Maureen O'Connor.

Maureen O'Connor: — Как ты можешь охарактеризовать французское отношение к сексу?

Maïa Mazaurette — Я могу сравнивать только со странами, в которых жила. Германией, Данией и США. И скажу, что главная разница в том, что во Франции мы предельно откровенны и непосредственны. У нас нет всех этих свиданческих ритуалов, мы просто начинаем с секса. И затем, если секс был достаточно хорош или мы чувствуем какое-то притяжение, мы можем пытаться строить отношения.

— Значит вы всегда занимаетесь сексом на первом свидании?

— Безусловно. Но дело не в этом, так как зачастую первого свидания нет. Есть только первый секс. Ты считаешь кого-то привлекательным и пробуешь. Я думаю, что это действительно имеет смысл. Ибо если вы не занимаетесь сексом сначала, вы подвергаете себя слишком большому стрессу. Вы начинаете думать: «Я встречалась с этим парнем уже четыре раза. Пора бы заняться сексом. А что, если он будет неудачным, что если что-то пойдет не так? Если же вы занялись сексом сразу, то далее сюрпризы могут быть только приятными.

Я никогда не встречалась с американскими парнями, но с немцами и датчанами было так много свиданий и это занимало столько времени. В какой-то момент меня уже сверлила мысль: «Да прекрати ты уже эту ерунду и поцелуй меня. Мы пойдем к тебе или ко мне? Делай уже что-нибудь!»

Я чувствовала, что трачу кучу времени на то, что не стоит потраченного времени.

— Меня удивляет, что французы, являясь в основной массе католиками, являются настолько сексуально раскрепощенной нацией.

— Да, но мы не связываем секс с этикой, моралью и общечеловеческими ценностями. Существует множество исследований о том, почему мы не озабочены сексуальной жизнью нашего президента или тем, что кто-то кому-то изменяет. Мне это абсолютно не важно. Если у нас с моим парнем существует соглашение, то это важно. Но глядя на многих своих друзей и подруг постарше, тех, кому 40-45, я вижу, что они постоянно переобсуждают границы своих отношений. Многие из них чувствуют себя удобно, изменяя и будучи рогоносцами, пока вы им об этом не говорите.

Вот это старомодно. Как будто мы живем в Викторианскую эпоху, а ваш муж или жена — это персона, с которой вы произвели на свет детей, делите кров и деньги, а вот страсть или приключения ищете на стороне. Супружество — не место для приключений. Это то место, где вы хотите чувствовать себя в безопасности и смотреть «Игру престолов».

— Хотелось бы поговорить о минете.

— Кстати о минете. Мы считаем его прекрасным компонентом сексуального действа, но именно компонентом. У американцев же минет довольно распространен в качестве замены соития. Для нас это чрезвычайно странно — заниматься только оральным сексом. Зачем мне это? Я не получаю сексуальное удовольствие от того, что мужской половой член у меня во рту — центр сексуального удовольствия у меня не там. Для меня непостижимо, почему американки ограничиваются только минетом.

— Ну, он может сделать ей куннилингусом.

— Может. Мне просто кажется очень странным, когда возникает столько суеты из-за того, что нам, французам, кажется непосредственным и непринужденным. Когда я занимаюсь с кем-то сексом, я не делюсь с ним чем-то по-настоящему интимным. Интимным я делюсь, когда рассказываю о своем детстве или когда кто-то заботится обо мне, когда я болею. А если кто-то меня целует или раздвигает мне ноги, то мое эмоциональное участие в этом — нулевое.

Насколько разнится то, чем вы занимаетесь в первую ночь от того, что вы делаете во вторую. В первую вы просто показываете, что вы хороший еловек и не собираетесь никого убивать. Это как заново стать девственницей. Вы просто показываете, что вы хорошая и честная, и все происходит весьма стандартно. Вы целуетесь, трогаете друг дружку, снимаете одежду, занимаетесь взаимным оральным сексом, затем происходит пенетрация, и вот — мы это сделали!

Настоящее действие происходит потом. Когда ты думаешь примерно так: «ОК, этот парень, знает, что делает. Можем ли мы сейчас попробовать что-то другое? И тогда начинается кайф. Тогда вы начинаете говорить о фантазиях и секретах, и вот тогда и начинается интимность. Изучение новой личности.

— А что для французов является табу в сексуальной жизни?

— Разговоры о мастурбации. О сексе вы можете разговаривать с людьми сколько угодно, но как только заведете речь о мастурбации, то беседа вдруг прекратится. Так что мы не столь уж раскрепощены во всем. Мы считаем, что мастурбация и порно — это то, к чему человек обращается, когда у него нет иного выбора. Это значит, что ты потерпел неудачу в отношениях и личной жизни. Это, кстати, очень печально, так как с помощью разговоров о мастурбации можно узнать о себе очень многое. Но французы это обсуждать не готовы.

— Предположим, что я в Париже, и хочу познакомиться с мужчиной. Сколько времени мне нужно ждать, прежде чем попросить его заняться сексом?

— Скажем, ты в клубе. И заводишь с кем-то разговор. Обычно занимает полчаса-час, прежде чем ты предлагаешь ему уйти вместе.

— Полчаса? Однако быстро.

— Если ты познакомилась с ним на ужине с друзьями, то ждешь завершения десерта и кофе. Главным образом, ты ждешь для того, чтобы убедиться, что перед тобой не психопат и для того, чтобы у тебя возникло немного желания. На это требуется минимум полчаса.

Источник фото:

googleusercontent.com

Источник cтатьи:

lady.ru

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан.

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: